logo
Модельная юношеская библиотека
муниципального бюджетного учреждения культуры «Сибайская централизованная библиотечная система» городского округа город Сибай Республики Башкортостан

Режим работы учреждения:


01 сен. – 31 мая
пн-сб: 10:00-19:00
Выходные дни: ВС.
01 июн. – 31 авг.
пн-пт: 09:00-18:00
Выходные дни: СБ-ВС

Пример

знание -сила!

Повествование, в отличие от описания, представляет собой изображение событий или явлений, совершающихся не одновременно, а следующих друг за другом или обусловливающих друг друга. Самый, по-видимому, краткий в мировой литературе пример текста повествования – знаменитый рассказ Цезаря: «Пришёл, увидел, победил». Он ярко и точно передаёт суть повествования – это рассказ о том, что произошло, случилось.

Повествование раскрывает тесно связанные между собой события, явления, действия как объективно происходившие в прошлом. Именно поэтому главное средство такого рассказа – сменяющие друг друга и называющие действия глаголы прошедшего времени совершенного вида. Предложения повествовательных контекстов не описывают действия, а повествуют о них, то есть передают самое событие, действие.

Повествование теснейшим образом связано с пространством и временем. Обозначение места, действия, название лиц и не лиц, производящих действия, и обозначение самих действий – это языковые средства, с помощью которых ведётся повествование.

Стилистические функции повествования разнообразны, связаны с индивидуальным стилем, жанром, предметом изображения. Повествование может быть более или менее объективированнымнейтральным, или, напротив, субъективным, пронизанным авторскими эмоциями.

Одной из объективированных разновидностей повествования является сообщение, распространённое в средствах массовой информации. В качестве примера можно привести статью «Террорист с отвёрткой захватил поезд» из газеты «Комсомольская правда»:

        В пять утра третий вагон поезда Владивосток–Новосибирск мирно спал. А в одном купе уже развернулись настоящие боевые действия. Когда состав подходил к станции Зима, один из пассажиров разбудил троих соседей и объявил, что взял их в заложники. Для убедительности погрозил отвёрткой. 40-летний иркутянин-попутчик попытался было сопротивляться, но захватчик ткнул его отверткой. Остальные тут же притихли. А террорист тем временем выдвинул свои требования.
Через закрытую дверь он прокричал, что хочет передать нечто важное для ФСБ. Чекистов в поезде не оказалось, но на станции Зима состав поджидали сотрудники линейного отдела милиции. Из вагона эвакуировали сонных пассажиров. С захватчиком в течение двадцати минут пытались вести переговоры. Но мужчина вёл себя неадекватно. Нервничал, угрожал. Оперативники стали опасаться за жизнь заложников. И тогда старший наряда сопровождения – прапорщик милиции – открыл огонь. От полученного ранения террорист скончался на месте.
Спустя час поезд благополучно отправился по маршруту. Расследованием инцидента занимается Нижнеудинская транспортная прокуратура. Возбуждено уголовное дело по статье 206 УК «захват заложников».

Примером субъективного повествования может служить рассказ героя повести А.С. Пушкина «Выстрел» о дуэли с графом. Повествование ведётся от первого лица, все события пропущены через авторское восприятие. Сильвио невольно концентрирует внимание на тех ключевых моментах, которые произвели на него особое впечатление, задели самолюбие, оскорбили и т.д.:

        Это было на рассвете. Я стоял на назначенном месте с моими тремя секундантами. С неизъяснимым нетерпением ожидал я моего приятеля. Я увидел его издали. Он шёл пешком, с мундиром на сабле, сопровождаемый одним секундантом. Мы пошли к нему навстречу. Он приближался, держа фуражку, наполненную черешнями. Секунданты отмерили нам двенадцать шагов. Мне должно было стрелять первому: но волнение злобы во мне было столь сильно, что я не понадеялся на верность руки и, чтобы дать себе время остыть, уступал ему первый выстрел; противник мой не соглашался. Положили бросить жребий: первый нумер достался ему, вечному любимцу счастия. Он прицелился и прострелил мне фуражку. Очередь была за мною. Жизнь его наконец была в моих руках; я глядел на него жадно, стараясь уловить хотя одну тень беспокойства… Он стоял под пистолетом, выбирая из фуражки спелые черешни и выплёвывая косточки, которые долетали до меня. Его равнодушие взбесило меня. Что пользы мне, подумал я, лишить его жизни, когда он ею вовсе не дорожит? Злобная мысль мелькнула в уме моём. Я опустил пистолет. «Вам, кажется, теперь не до смерти, – сказал я ему, – вы изволите завтракать; мне не хочется вам помешать…». – «Вы ничуть не мешаете мне, – возразил он, – извольте себе стрелять, а впрочем как вам угодно: выстрел ваш остаётся за вами; я всегда готов к вашим услугам». Я обратился к секундантам, объявив, что нынче стрелять не намерен, и поединок тем и кончился.

При всём разнообразии конкретных текстов-повествований, можно выделить некоторые наиболее типичные способы построения такого типа текстов.